Eng | Pyc

 

   

Шайхутдинов М.Е. Ханчжоуский консенсус и его значение для глобальной экономики: к итогам саммита G20 (4-5 сентября 2016 г.)

Несколько дней назад завершил свою работу саммит G20 в Ханчжоу (КНР). Его основная тема – «Строительство инновационной, здоровой, взаимосвязанной и инклюзивной мировой экономики». Пришло время оценить важнейшие результаты этого международного форума. Остановлюсь лишь на нескольких наиболее актуальных моментах.

Во-первых, участники саммита G20 констатировали, что глобальная экономика переживает период своего восстановления, однако темпы экономического роста по-прежнему остаются ниже желаемых. Сохраняются негативные риски, что связано с потенциальной волатильностью на финансовых рынках, колебаниями цен на сырьевые ресурсы, вялыми темпами роста торговли и инвестиций, а также слабым ростом на рынках труда отдельных государств. Перспективы роста мировой экономики осложняются также геополитическими событиями, увеличением потока беженцев, терроризмом и международными конфликтами.

Во-вторых, страны G20 утвердили комплекс мер под названием «Ханчжоуский консенсус», который включает в себя четыре основных критерия: видение (Vision), интеграция (Integration), открытость (Openness) и инклюзивность (Inclusiveness). Страны G20 заявили о своей готовности использовать все рычаги экономической политики – денежно-кредитной, фискальной, структурной – как на национальном уровне, так и совместно для достижения общей цели – обеспечить уверенный, устойчивый и сбалансированный рост мировой экономики.

В-третьих, участники форума продлили срок действия своих обязательств по неприменению новых и сокращению существующих протекционистских торговых и инвестиционных мер до 2018 года, а также пообещали поддерживать работу ВТО, ЮНКТАД и ОЭСР по мониторингу протекционизма. Аналитики «Голоса Америки» справедливо отмечают в этой связи, что тем самым Запад сделал шаг навстречу Китаю, экономика которого серьезно страдает от протекционистских мер, принимаемых западными государствами.

В-четвертых, участники саммита G20 заявили: «Мы также признаём, что субсидии и другие виды поддержки со стороны государства или финансируемых государством институтов могут привести к нарушению рыночных процессов и способствовать возникновению избыточных производственных мощностей на мировом уровне, а, следовательно, требуют внимания». Возможно, это положение итогового коммюнике отразило озабоченность Запада относительно мер по субсидированию отдельных отраслей экономики некоторыми развивающимися странами.

В-пятых, страны «большой двадцатки» подтвердили также свои обязательства в отношении обменных курсов, включая отказ от конкурентной девальвации национальных валют и ненаправленности политики на таргетирование обменных курсов в целях повышения конкурентоспособности.

В-шестых, в контексте трансформации мировой финансовой архитектуры особенно важен тот факт, что члены «двадцатки» договорились продолжить реформирование Международного валютного фонда (МВФ) и Всемирного банка, предоставляя больше влияния развивающимся странам. Безусловно, этот пункт итогового коммюнике отразил настроения и требования Китая, России и других членов БРИКС.

В-седьмых, страны G20 условились также повысить прозрачность энергетических рынков, чтобы они лучше отражали меняющиеся реалии мирового энергетического ландшафта, формируя доступное, надежное и устойчивое энергетическое будущее с низким уровнем выбросов парниковых газов при применении энергоносителей и технологий.

В-восьмых, участники саммита приняли план противодействия коррупции на 2017-2018 гг. и призвали всех членов G20 ратифицировать антикоррупционную конвенцию ООН. Лидеры «двадцатки» выразили свою поддержку принципам содействия в сфере розыска коррупционеров и возвращения активов, а также поддержали идею создания в Китае научного центра по исследованию данной проблематики.

В целом, саммит G20 в Ханчжоу сыграл исключительно важную и позитивную роль. Несмотря на сохраняющиеся противоречия и разногласия, лидеры ведущих стран мира сумели достичь взаимоприемлемых компромиссов по многим проблемам глобальной экономики. Разумеется, экономический эффект от реализации принятых на саммите решений проявится не сразу, а лишь по прошествии нескольких лет. Тем не менее, «ханчжоуский консенсус» уже стал знаковым событием и неотъемлемой частью истории «большой двадцатки».