Eng | Pyc

 

   

КОЖИРОВА С.Б. ИБРАЕВА А.Е. Казахстан и Россия: дилеммы интеграции и вопросы приграничного сотрудничества

Интеграционные процессы в евразийском пространстве играют важную роль в современной системе международных отношений. Они влияют на общие тенденции развития мировой экономики и международных отношений. Для Казахстана развитие отношений с РФ, в том числе и в рамках многостороннего интеграционного взаимодействия, — важнейший компонент ее внешней политики. Главная задача Казахстана — укрепление эффективного и взаимовыгодного интеграционного взаимодействия на постсоветском пространстве. Однако, прошедший 2021 год внес серьезные коррективы в логику мирового развития. Развернувшийся экономический кризис имеет сложный генезис и обусловлен сменой технологических и мирохозяйственных укладов. Пандемия COVID-19 лишь ускорила негативные процессы. В сотрудничестве РК и РФ в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС) наблюдаются серьезные проблемы, которые мешают им эффективно взаимодействовать. В данной статье анализируются ключевые факторы, которые определяют проблемный характер отношений РК и РФ в контексте ЕАЭС.

Ключевые слова: интеграция, ЕАЭС, приграниченое сотрудничество, международные отношения, мировой кризис.

 

Введение

Евразийский экономический союз состоялся в качестве привликательного интеграционного проекта. Вместе с тем, возникают проблемы мирового масштаба, сохраняется нестабильность мировой экономики и финансовых рынков, усугублятся негативным влиянием пандемии коронавируса. Многочисленные проблемы в международных отношениях, привела к переосмыслению устоявшихся моделей, принципов и инструментов экономического взаимодествия. В это связи, особо нуждается в настоящее время в экспертном анализе и планировании региональных интеграционных процессов сотрудничество РК и РФ в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

Обе страны неоднократно подчеркивали, что будут способствовать развитию как двусторонних связей, так и региональной интеграции, поскольку заинтересованы в упрочении международного сотрудничества на пространстве Евразии.

 

Обсуждение

Факторами, способствующими более тесному взаимодействию РК и РФ в рамках Евразийского экономического союза являются:

стратегическое взаимодействие РК и РФ, выступающих в качестве драйверов евразийских интеграционных процессов;

Необходимо уточнить, что всестороннее и многоуровневое стратегическое сотрудничество между РК и РФ является основой успешного осуществления интеграционных инициатив на постсоветском пространстве.

географическая близость стран друг к другу, в связи с чем их приграничное взаимодействие влияет на динамику интеграционных процессов, на интенсификацию отношений между РК и РФ в формате ЕАЭС;

экономическая взаимодополняемость, основанная на наличии природных ресурсов;

приоритетное развитие тех региональных сфер многостороннего сотрудничества, которые являются взаимовыгодными с точки зрения национальных интересов всех партнеров;  

Обозначая основные дезинтеграционные эффекты, имевшие место в последний период, в первую очередь, подчеркнем, что при всей важности ряда проанализированных факторов интеграции, ведущим параметром развития стало ухудшение социально – экономической ситуации в странах в результате последствий глобальных финансово- экономических кризисов, усугубившихся в последние годы на фоне глобальной пандемии.

Несмотря на достаточно успешное восстановление национальных экономик к началу 2022 года сохраняется опасность замедления развития мировой экономики.

Справочно: Согласно данным ЕАБР государства – участники ЕАЭС завершили 2021 г. с достаточно высокими показателями экономического роста. Экономическая активность в регионе превысила допандемийный уровень, а рост агрегированного ВВП в 2021 г составил около 4,5% [1]. У Казахстана темпы прироста ВВП в 2021 по отношению к 2020 году составили 3,8 %, у России – 4,7%.

Следующей важной проблемой является, на наш взгляд, устойчивая приверженность самой идее интеграции.

Этот один из важных критериев успешности интеграции — приверженность интеграционному тренду широких групп общества, в том числе и групп внутри элит, продемонстрировал слабость на фоне кризиса, связанного с глобальной пандемией. На сегодняшний день в Казахстане все чаще высказываются опасения по поводу эффективности данного интеграционного проекта и целесообразности для страны.

Следует учитывать, что восприятие соотношения национальных и наднациональных интересов со стороны политических элит участников ЕАЭС находится в состоянии динамики, определяющейся, с одной стороны, изменением сил на международной арене, с другой — внутриполитическими процессами.
С точки зрения оптимистической оценки этих процессов, речь может идти о концептуальной проработке идей сотрудничества на более широкой площадке, которые затем могут быть более удачно реализованы в формате субрегиональных группировок в составе более узкого круга членов. Как оценивают аналитики, «существование интеграционных форматов, в чем-то дублирующих друг друга по составу участников и сферам интересов (СНГ, ЕАЭС, ОДКБ, ШОС, Союзное государство), отражает существующее стремление государств, образовавшихся на постсоветском пространстве, найти свое место в региональном сотрудничестве, определить уровень своего участия в интеграционных процессах»[2].

На сегодняшний день страны –участницы ЕАЭС акцентируют заметно большее внимание на эффективности двусторонних отношений, в первую очередь, с Россией. Но необходимо учитывать, что сама РФ испытывает трудности от санкций, введенных против нее Евросоюзом и США, от которых элиты стран- партнеров пытаются дистанциироваться. В подобных условиях РФ нацелена на импортозамещение и рассчитывает на синхронизацию своих действий с участниками ЕАЭС, таким образом, на укрепление интеграции в ЕАЭС.

Возросшая геополитическая напряженность в отношениях стран ЕС и США с Россией также оказывает сдерживающее влияние на межгосударственные отношения РК и РФ. Геополитическая конкуренция, в том числе, связанная с активностью КНР в регионе, отрицательно сказывается на интеграционной динамике в ЕАЭС. Таким образом, большинство реализуемых интеграционных инициатив находится под воздействием третьих сторон, что вынуждает страны искать точки пересечения интересов.

Анализ институциональной сферы показывает, что политическая и экономическая интеграция не в полной мере обеспечивает сближение между приграничными регионами двух стран («малую» интеграцию). Несмотря на достижения ЕАЭС, границы остаются значимым барьером, а институты сотрудничества пока мало влияют на жизнь в приграничье. Программы приграничного сотрудничества состоят из свода предложений каждой стороны и часто носят декларативный характер. На их эффективности сказывается отсутствие единых источников финансирования и координации. Программно-проектный подход, основанный на поддержке инициативы субъектов сотрудничества, не применяется.

Постсоветское экономическое сотрудничество в приграничье продолжает традиции советской модели экономического развития: оно сфокусировано на добыче и переработке сырья. Новые элементы производственной кооперации в приграничье России и Казахстана наиболее заметны в области машиностроения и обрабатывающей промышленности, сотрудничество в которых становится межрегиональным.

Кроме того, в результате сотрудничества в рамках ЕАЭС не проявляется четко эффект региональной цепочки создания стоимости, в котором участвуют РК и РФ. Доля взаимных инвестиций относительно мала, в сравнении с ролью третьих стран в кредитно-инвестиционной сфере.

Между тем, выход из широкого спектра проблем в процессе сближения стран состоит в сотрудничестве в конкретных сферах экономики, отражающих взаимные интересы и реальные возможности партнеров.

 

Итоги полугодия.

На протяжении 2021 года Казахстан председательствовал в ЕАЭС и главной целью его председательства было разрешение проблем, связанных с последствиями глобальной пандемии для национальных экономик и интеграционных процессов.

Торможение динамики интеграции, наблюдаемое на протяжении 2021 года, связано именно с задачами посткризисного восстановления, разрабатывавшихся на национальном уровне без поддержки наднациональных органов ЕАЭС, которыми были заняты страны- члены. Не менее заметную роль сыграло обострение взаимоотношений РФ со странами Запада, отвлекшее интересы российской дипломатии на решение этой внешнеполитической проблемы.

В качестве председателя ЕАЭС Казахстан продолжал работу над реализацией мероприятий Стратегических направлений развития евразийской экономической интеграции до 2025 года[3].

Справочно: Стратегия-2025 содержит 11 системных блоков и 330 мер и механизмов по развитию сотрудничества на пространстве ЕАЭС за счет роста инвестиционной и инновационной активности, формирования гибких механизмов содействия росту и занятости, взаимодействия в сферах образования, туризма, спорта и здравоохранения. В 2021 году было предусмотрено выполнение 84 мероприятий.

В Обращении Президента РК К.-Ж. Токаева к главам государств-членов Евразийского экономического союза от 18 января 2021 года были обозначены приоритеты председательства РК в ЕАЭС, среди которых:

развитие промышленной кооперации;

устранение сохраняющихся барьеров во взаимной торговле между членами Союза;

развитие потенциала трансграничных артерий и логистических хабов;

цифровизация;

выход на внешние рынки, развитие отношений с третьими странами и другими интеграционными объединениями[4];

К основным положительным эффектам двустороннего сотрудничества РК и РФ в формате ЕАЭС, отмечаемым в последние полгода, можно отнести:

— расширение казахстанско-российского партнерства в региональном контексте;

В частности, в рамках «Основных направлений промышленного сотрудничества до 2025 года стран ЕАЭС» начата разработка карты развития агроиндустрии, перспективных проектов в целях ресурсного обеспечения АПК и импортозамещения. Было заявлено о планах создания торгово-промышленных хабов в приграничных с Россией регионах Казахстана, а также о развитии евразийской товаропроводящей системы.

Справочно: Евразийский банк развития (ЕАБР) и Евразийская Экономическая комиссия рассмотрели проекты в области импортозамещения и финансирования межгосударственных программ в ареале ЕАЭС. В рамках «карт» индустриализации разработаны 185 крупных инвестиционных и значимых проектов сметной стоимостью более 300 млрд. долларов в более чем 21 отрасли и по 550 технологическим направлениям, по которым в ЕАЭС имеется необходимость в импортозамещении, 100 проектов в аграрной сфере на $10 млрд[5].

— эффективное содействие росту двусторонней торговли, оптимизации ее структуры и реализации инвестиционных проектов;

Справочно: Оборот внешней торговли товарами государств – членов Евразийского экономического союза (далее – ЕАЭС) со странами вне ЕАЭС за январь – ноябрь 2021 г. составил 752 млрд. долл. США, в том числе экспорт товаров – 465,9 млрд. долл., импорт – 286,1 млрд. долл. По сравнению с январем – ноябрем 2020 г. объем внешнеторгового оборота увеличился на 34,3%, или на 191,9 млрд. долл. США, экспорт – на 42,5% (на 138,9 млрд. долл.), импорт – на 22,8% (на 53 млрд. долл.)[6].

Можно уточнить, рост объемов экспорта Казахстана составил 39% (в основном, сырьевая номенклатура товаров), свидетельствуя о динамичном развитии торгово-экономического сотрудничества. Структура торговли была оптимизирована. Помимо традиционной энергетической сферы, развивались торговля электрическими машинами и оборудованием, а также электронная коммерция. Безусловно, Россия — единственный нетто-экспортер ПИИ в ЕАЭС, а Казахстан — лидер по объемам привлеченных инвестиций из стран ЕАЭС. Структура взаимных инвестиций становится более диверсифицированной. Наблюдался рост инвестиций в розничную торговлю, финансовые услуги, автомобилестроение, производство машин и электрооборудования.

— содействие формированию и развитию транс евразийской логистической системы в рамках плана мероприятий основных направлений транспортной политики на 2021-2023 годы, согласно которому ставится амбициозная цель интеграции транспортных систем ЕАЭС в мировую сеть, создание и развитие евразийских коридоров. По мнению президента РК К.-Ж. Токаева, «реализация проекта сопряжения национальных товаропроводящих систем государств-членов, в том числе через создание евразийских оптово-логистических комплексов, позволит повысить общую эффективность транспортных коридоров ЕАЭС как для хозяйствующих субъектов стран-участниц, так и для иностранных партнеров»[7].

В данном контексте планируется строительство двух транспортно-логистических центров на границе с Россией. Положительным итогом деятельности ЕАЭС в последние месяцы в данном контексте стало принятие двух соглашений для создания единой системы таможенного транзита в Союзе, работа над которой велась пять лет.

Одним из промежуточных достижений председательства можно также назвать одобрение Высшим Евразийским экономическим советом протокола к Временному соглашению, ведущему к образованию зоны свободной торговли между ЕАЭС и Ираном[8].

В контексте же внедрения цифровых технологий были заметны односторонние усилия РФ, в частности, для роста IT-компаний в РФ налог на прибыль был снижен с 20% до 3%, уменьшены страховые взносы с 30 % до 7,6 % [9].

Учитывая эти позитивные сдвиги в государстве – партнере, необходима гармонизация законодательства в сфере поддержки IT- отрасли в формате ЕАЭС, участия РК в Реестре разработчиков цифровой продукции в формате ЕАЭС.

— Значимым результатом деятельности ЕАЭС в текущем году можно считать вступление в силу Соглашения о пенсионном обеспечении трудящихся стран ЕАЭС, подписанного в Санкт-Петербурге 20 декабря 2019 года. Соглашение направлено на урегулирование отношений в сфере пенсионного обеспечения своих граждан, определяет порядок и механизм экспорта пенсии между странами – участницами Союза, предусматривает суммирование стажа работы в государствах ЕАЭС для определения права на пенсию, наследование пенсионных накоплений[10]. К примеру, если у человека не хватило для пенсии рабочего стажа, заработанного на территории одного государства – члена Союза, то допускается учет стажа работы, приобретенного на территориях других стран ЕАЭС. Получать пенсию он будет вправе на территории государства проживания либо государства – члена ЕАЭС, назначившего пенсию[11].

В рамках этого соглашения предполагается в будущем рост трудовой миграции, что может позитивно сказаться на рынке занятости РК. В числе других проектов Союза: сервисы «Работа без границ», с помощью которого граждане ЕАЭС могут найти себе вакансию в любом государстве сообщества, и «Путешествую без COVID-19» могли бы способствовать экономическому росту.

Негативные тенденции в процессах трудовой миграции в прошедшие полгода, главным образом, связаны с последствиями пандемии, заставившей страны Союза закрыться в своих границах и сосредоточиться на внутренних проблемах. Введенные странами санитарные ограничения на перемещение граждан лишили ЕАЭС одного из важнейших декларируемых преимуществ: свободы перемещения рабочей силы.

Кроме того, в силу ряда факторов Казахстану в указанный период не удалось добиться существенного успеха в решении проблемы сокращения дисбаланса в торговле со странами-участницами ЕАЭС и снятия административных барьеров во взаимной торговле.

Среди причин – недостаточная унификация ввозных таможенных пошлин, (сказываются разные обязательства стран принятые в рамках ВТО), различия в ставках косвенных налогов, что оказывает негативное влияние на внутренний рынок ЕАЭС, создает возможности для злоупотреблений с подакцизной продукцией.

Справочно: В страновом разрезе лидером по количеству преград в ЕАЭС является Беларусь, которая установила 42 препятствий. У Казахстана — 38 препятствий, Кыргызстана-39, Армении -37, у России -39.  

В частности, нетарифные барьеры в экспорте России в Казахстан находятся на уровне 25% от стоимости экспортируемых товаров. включая технические барьеры в торговле, квоты, санитарно-карантинные меры, что снижает эффективность общего рынка Союза и ограничивает развитие сотрудничества. К примеру, в числе препятствий со стороны РФ: предварительное уведомление, установленное Федеральной службой по ветеринарному и фитосанитарному надзору РФ, неравные условия для пользователей системы взимания платы «Платон», проблемные вопросы установления размеров государственной пошлины при осуществлении экспертизы и согласовании отчета данной экспертизы лекарственных препаратов и медицинских изделий, без учета сложности процедур и объема выполняемых работ и другие.

Больше всего сохраняется препятствий в сфере услуг и энергетической политике. Важно работать над сокращением барьеров, как в двустороннем, так и многостороннем формате.

В настоящее время ЕЭК ЕАЭС ведется работа по 12 проблемным вопросам, имеющим признаки препятствий, касающимся свободного движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы, направленным в ЕЭК представителями бизнес-сообщества Республики Казахстан в ЕЭК[12].

Выводы и рекомендации

В целом, благодаря двусторонним отношениям имеется интеграционный потенциал. Направления развития стран и цели ЕАЭС совпадают, и, таким образом, основываясь на общих задачах, необходимо найти точки соприкосновения и способствовать эффективному развитию национальных экономик.

В конечном итоге, используя те направления взаимодействия по конкретным видам сотрудничества, которые являются взаимовыгодными для обеих сторон, можно инициировать дальнейшее продвижение интеграционных процессов.

За основу сотрудничества представляется целесообразным взять приоритетные направления сотрудничества, указанные в Стратегических направлениях развития евразийской экономической интеграции до 2025 года.

Особо актуален тщательный предварительный анализ выгод для каждой из сторон. Стороны должны сосредоточиться на ключевых сферах и действовать целенаправленно. К таким приоритетным областям относятся промышленная кооперация, строительство транспортной инфраструктуры, логистика, НИОКР, цифровизация, сельское хозяйство и другие.

 

Необходимо:

1) Взяв за основу вышеуказанные приоритеты сотрудничества, ускорить формирование «дорожной карты» проектов и мероприятий как в формате ЕАЭС, так и в двусто­роннем формате.

2) Имплементировать основные элементы «дорожной карты» в национальное законодательство, касающееся стратегического планирования.

3) Сформировать задачи для государственных органов для активизации создания цифрового пространства ЕАЭС.

4) Использовать потенциал ЕАЭС для стимулирования экономической интеграции РК с государствами, не входящими в Союз.

5) Продолжать работу по устранению барьеров и изъятий в интересах национального бизнеса, в целях создания конкурентной среды.

6) Опыт Европейского союза убедительно доказал, что внутреннее приграничье требует особого внимания интеграционного объединения. В многочисленных программах и институтах приграничного сотрудничества, работающих на общеевропейскую политику сплочения (cohesion), особое место отводится социокультурному измерению – стимулированию культурных обменов, поощрению коммуникаций между людьми, развитию трансграничного туризма. Во внутреннем пограничье ЕАЭС вообще и на казахстанском участке в частности такие меры помогли бы избежать появления чрезмерно контрастных и потенциально конфликтных границ, а сохраняющаяся общность и возникшие в постсоветский период различия понимались бы как важные ценности, способствующие сплочению [13].

 

Об авторах:

А.Е. Ибраева

PhD, главный научный сотрудник международного научного комплекса «Астана» декан высшей школы социально-гуманитарных наук Международного университета Астана

Нур-Султан, Қазақстан E-mail: aigerimibrayeva7@gmail.com

 

С.Б. Кожирова

Доктор политических наук, профессор, руководитель Центра китайских и азиатских исследований международного научного комплекса «Астана»

Нур-Султан, Қазақстан E-mail: sbako@yandex.kz

 

Статья подготовлена в рамках программы целевого финансирования МОН РК BR10965282 «Казахстано-российская граница: исторический контекст и новая геополитическая реальность»

 

______________________

[1] Макрообзор ЕАБР //https://eabr.org/upload/iblock/a70/EDB_2022_Monthly-Macroreview_February.pdf

[2]Стоппе А. Союзное государство: эволюция в современных условиях // https://interaffairs.ru/news/show/19401

[3]Стратегические направления развития евразийской экономической интеграции до 2025 года// https://docs.eaeunion.org/docs/ru-ru/01428320/scd_12012021_12

[4] Обращение Президента Республики Казахстан Касым-Жомарта Кемелевича Токаева к главам государств-членов Евразийского экономического союза // http://www.eurasiancommission.org/ru/nae/news/Pages/18-01-2021-1.aspx

[5] Практические результаты и новые горизонты евразийской интеграции //https://eec.eaeunion.org/news/speech/prakticheskie-rezultaty-i-novye-gorizonty-evraziyskoy-integracii/

[6] О внешней торговле товарами Евразийского экономического союза со странами вне ЕАЭС// http://www.eurasiancommission.org/ru/act/integr_i_makroec/dep_stat/tradestat/analytics/Documents/2021/Analytics_E_202111.pdf

[7]Устранение торговых барьеров, цифровизация и выход на внешние рынки: Токаев предложил темы для обсуждения в ЕАЭС // https://informburo.kz/novosti/ustranenie-torgovyh-barerov-cifrovizaciya-i-vyhod-na-vneshnie-rynki-tokaev-predlozhil-povestku-dlya-obsuzhdeniya-v-eaes

[8] Итоги заседания Высшего Евразийского экономического совета 10 декабря// https://eec.eaeunion.org/news/itogi-zasedaniya-vysshego-evrazijskogo-ekonomicheskogo-soveta-10-dekabrya/

[9] Цифровое пространство ЕАЭС: вызовы и достижения// http://pressmia.ru/pressclub/20211025/953394075.html

[10] Соглашение о пенсионном обеспечении трудящихся государств — членов Евразийского экономического союза // https://adilet.zan.kz/rus/docs/Z2000000381

[11] https://www.ritmeurasia.org/news—2022-01-06—kazahstan-2021-j-god-pod-uglom-zrenija-evrazijskoj-integracii-58061

[12] Барьеры, изъятия и ограничения // https://atameken.kz/ru/pages/944-vyyavlenie-i-ustranenie-prepyatstvij-eaes

[13] Трансформация российско-пограничья в постсоветский период: институциональное и экономическое измерения. //https://e-cis.info/upload/iblock/5f7/5f70edf70f26ec89aef2fd195948deab.

Похожие статьи