Eng | Pyc

 

   

Диханбаева Д. Военный крах «Исламского государства» и его возможные геополитические последствия

За последние месяцы Исламское государство (ультрарадикальная террористическая группировка «ад-Дауля аль Исламийя фи-ль-Ирак уа-аш-Шам») потеряло бóльшую часть своих территорий. Один за другим пали Мосул, Талль-Афар и Дейз-аз-Зор. 17 октября 2017 г. международная антитеррористическая коалиция под эгидой США сообщила, что ею освобождена Ракка – столица «Исламского государства» («ИГ») и символически важная крепость ИГ [1]. Теперь бóльшая часть Ракки перешла под контроль СДС («Сирийской демократической силы»), состоящей преимущественно из сирийских курдов и арабов.

 

Потеря территорий, подконтрольных «ИГ»

После взятия Ракки представитель международной антитеррористической коалиции полковник Райан Диллон отметил: «Наши союзники освободили от боевиков ИГ 87% территории, которую они ранее занимали, и освободили 6,5 миллиона человек. ИГ терпит поражение на всех направлениях. Мы разрушили их сети и уничтожили лидеров всех уровней» [2]. В свою очередь депутат ливанского парламента Басем Чабб заявил: «Падение ИГ теперь воспринимается как свершившийся факт. У сил, которые ему сопротивлялись, больше нет общего знаменателя, и с уничтожением ИГ множество новых конфликтов разгорится в регионе» [3].

На освобождение Ракки оперативно отреагировала и Россия. Вскоре после освобождения Ракки заместитель главы МИД РФ Сергей Рябков заявил, что Россия приветствует любые действия по борьбе с ИГ: «Мы приветствуем любой успех в борьбе с ИГИЛ (ИГ), в этом плане, конечно, достигнутое в Ракке является шагом вперед. Исходим из того, что для уменьшения нежелательных последствий важно полноформатное и плотное взаимодействие на контртеррористическом треке» [4].

По данным IHS Monitor, ИГ потеряло уже более 60% территорий, находящихся под ее контролем в январе 2015 г. О потере позиций ИГ свидетельствует и тот факт, что по сравнению с осенью 2014 года, количество людей, проживающих на территориях, подконтрольных ИГ, сократилось на 83% в Ираке и на 56% в Сирии [5].

Вместе с тем, аналитики выделяют ряд причин, по которым провозглашение полной победы над ИГ является преждевременным. Например, норвежский эксперт Кристин Сульберг считает, что ИГ остается сильным противником при проведении наземных операций, оно контролирует иракский город Хавиджа, территории к северу от Багдада и на границе с Сирией [6].

Французский аналитик Кристиан Бёме также обеспокоен действиями ИГ: «…окончательно исламисты так и не повержены. Они все еще действуют на границе Сирии и Ирака, пусть не так свободно, как прежде… В прошлом джихадистам ловко удавалось использовать существующие конфликты как инструмент в своей борьбе. Коррумпированность элит, бедность, отсутствие перспектив и стабильности, а также вражда между суннитами и шиитами – все эти проблемы до сих пор остаются актуальными для арабского мира, создавая благодатную почву для воинствующего фундаментализма» [7].

 
Падение ИГ и его влияние на ситуацию в Сирии и Ираке

Аналитики предупреждают, что крах ИГ может привести к вакууму власти в Сирии и Ираке, который может поспособствовать возникновению новых и возгоранию старых конфликтов. Это тем более вероятно, что и в прошлом ИГ использовала для своего усиления кризисы в Сирии и Ираке.

В изгнании ИГ Мосула и близлежащих районов принимали участие различные силы: вооруженные силы Ирака, курдская Пешмерга, суннитское и шиитское мусульманское ополчение. Несмотря на этнические, религиозные и организационные различия, они были объединены одной целью – освободить второй по величине город Ирака. После захвата Мосула кратковременный альянс тут же дал трещины, иракские курды попытались провозгласить независимость путем референдума, что привело к конфронтации между курдами и правительственными силами Ирака[8].

США и их партнеры по международной антитеррористической коалиции предупреждали лидера иракских курдов Масуда Барзани о том, что попытка получить независимость помешает Ираку бороться против ИГ. США призвали союзников в Ираке объединиться против террористической группы, и предупредили о возможном прекращении своей масштабной программы подготовки и обеспечения иракских сил, если они продолжат наступление против курдов[9]. В этой связи бывший сотрудник разведки США Майкл Прегент отметил: «Мне кажется, что Багдад считает более важным наступление на курдов, чем борьбу против оставшихся оплотов ИГ в Ираке, ИГ, вероятно, воспользуется этой возможностью» [10].

Несмотря на то, что сирийский конфликт близок к финальной стадии, политический кризис в стране остаается неразрешенным. Центральным вопросом является политическое представительство суннитов. Учитывая это обстоятельство, французский эксперт Луи Лема заявил: «Именно отсутствие представительства привело к тому, что немало арабов-суннитов встретили ИГ с распростертыми объятиями. Уже месяцы назад лидеры ИГ предписывали своим сторонникам быть терпеливыми и готовиться к новому этапу восстания, который последует за концом халифата. Захват Ракки открывает этот новый этап» [11].

 
Возможная трансформация ИГ в новой геополитической ситуации

Многие аналитики прогнозируют скорую трансформацию ИГ, которое и ранее демонстрировала умение меняться в зависимости от текущих обстоятельств [12]. Они напоминают, как бывшая группа мятежников после американской интервенции в Ирак в 2003 году трансформировалась в группу боевиков, а с началом гражданской войны в Сирии – в самопровозглашенное «Исламское Государство».

Таким образом, в ходе трансформации группировки менялись её поведение, пропаганда и средства воздействия. Точно так же и сегодня ИГ может сменить парадигму и перейти от концепции «ближнего врага», согласно которой их главной задачей является борьба с «неверными» внутри мусульманской уммы, к концепции «дальнего врага», которая ставит первостепенной задачей борьбу с немусульманами, что может привести к активизации атак на Западе [13].

В этой связи директор Национального контртеррористического центра в США Ник Расмуссен заявил, что способность ИГ наносить глобальные удары не ослабла, хотя группировку и удалось потеснить на Ближнем Востоке: «Прямой связи между позициями ИГ на полях сражений в Ираке и Сирии и способностью группы к тому, чтобы вдохновлять на атаки извне, нет… Глобальные способности ИГ в существенной степени все еще не повреждены» [14].

18 октября 2017 г. исполняющая обязанности министра внутренней безопасности США Элейн Дьюк заявила, что террористы ИГ планируют совершить террористический акт, подобный по масштабам трагедии 11 сентября 2001 г. По её мнению, ИГ находится в переходном периоде: «Боевикам надо обеспечить поступление финансов, продолжать быть заметными и сохранять свою численность. Именно поэтому они реализуют свои замыслы». Э.Дьюк подчеркнула, что «уровень террористической угрозы в США невероятно высок»[15].

 

Анализ ситуации вокруг ИГ позволяет сделать ряд выводов:

  • «Исламское государство» в том виде, в каком мы его знали в 2015 году, фактически ликвидируется, о чем свидетельствует потеря большей части захваченной им ранее территории.
  • несмотря на сокрушительные военные поражения, ИГ способно сменить характер и приоритеты, результатом чего могут стать новые террористические атаки на Западе.
  • вакуум власти, который может образоваться в результате изгнания ИГ в Сирии и Ираке, способен привести к возникновению новых конфликтов и возобновлению старых.
  • по мере ослабления ИГ всё более заметными становятся признаки борьбы за власть между силами в Сирии, некогда противостоящими ИГ, что может привести к эскалации конфликта и распространению на соседние страны.
  • ИГ – это не только политическая, но и социально-экономическая и идеологическая проблема, требующая комплексного решения. Необходимо не только бороться с международным терроризмом военным путём, но и устранять причины, которые его порождают.

____________________________

[1] Raqqa, ISIS ‘Capital,’ Is Captured, U.S.-Backed Forces Say //https://www.nytimes.com/2017/10/17/world/middleeast/isis-syria-raqqa.html.

[2] Department of Defense Press Briefing by Colonel Dillon via teleconference from Baghdad, Iraq //https://www.defense.gov/News/Transcripts/Transcript-View/Article/1345953/department-of-defense-press-briefing-by-colonel-dillon-via-teleconference-from.

[3] Mideast Conflicts Flare Up as ISIS Fades //https://www.wsj.com/articles/mideast-conflicts-flare-up-as-isis-fades-1508257010.

[4] Освобождение Ракки от террористов в МИД РФ назвали шагом вперед //https://regnum.ru/news/2336737.html.

[5] Fem grunner til at IS langt fra er bekjempet //https://www.nrk.no/urix/fem-grunner-til-at-is-langt-fra-er-bekjempet-1.13708727.

[6] Там же.

[7] Das «Kalifat» scheint am Ende //http://www.tagesspiegel.de/politik/krieg-gegen-den-is-das-kalifat-scheint-am-ende/20467226.html.

[8] Isil attacks villages south of Kirkuk as Iraqi and Kurdish forces are distracted fighting each other //http://www.telegraph.co.uk/news/2017/10/19/isil-attacks-villages-south-kirkuk-iraqi-kurdish-forces-distracted.

[9] Там же.

[10] US mishandles Kurdistan Independence Referendum //http://www.kurdistan24.net/en/news/24e2cb7e-6cfa-4bfe-a356-59ddfb07544b.

[11] La chute de Raqqa sonne la fin du «califat» de l’EI //https://www.letemps.ch/monde/2017/10/17/chute-raqqa-sonne-fin-califat-lei.

[12] Colin P. Clarke. How ISIS Is Transforming //https://www.foreignaffairs.com/articles/middle-east/2017-09-25/how-isis-transforming?cid=nlc-fa_fatoday-20170925.

[13] Избаиров А.К. Как не поддаться запугиванию Концом Света и не попасть в сети вербовки //https://www.zakon.kz/4649047-kak-ne-poddatsja-zapugivaniju-koncom.html

[14] US counterterrorism director: ISIS still able to inspire terror attacks //http://www.washingtonexaminer.com/us-counterterrorism-director-isis-still-able-to-inspire-terror-attacks/article/2635800.

[15] Chilling warning Isis is plotting ‘a big explosion’ on scale of 9/11 atrocities //http://metro.co.uk/2017/10/19/chilling-warning-isis-is-plotting-a-big-explosion-on-scale-of-911-atrocities-7011084.